Отчуждение акций это

Акции ЗАО: отчуждение иным, чем продажа, способом | Экономическая газета

Отчуждение акций это

Речь идет о случаях безвозмездного отчуждения акций закрытого акционерного общества третьим лицам. Проблема эта не столь проста, как может показаться на первый взгляд.

Рассматривая вопросы обращения акций закрытого акционерного общества (далее — ЗАО), следует отметить, что в ст. 73 Закона «О хозяйственных обществах» (далее — Закон) присутствует дополнительная, по сравнению с Гражданским кодексом (далее — ГК), регламентация рассматриваемых отношений.

Прежде всего это касается реализации права преимущественной покупки акций иными акционерами, т.к. в ГК отношения, связанные с реализацией права преимущественной покупки акционерами, вообще не урегулированы, в Законе указанный пробел восполнен.

Кроме того, Законом уточняются также отношения, связанные с иным отчуждением акций третьим лицам, по сравнению с куплей-продажей. Т.е. в ГК и Законе регламентируются в основном вопросы продажи акций. Но одна из частей ст.

73 Закона указывает на то, что уставом ЗАО может быть предусмотрена необходимость получения согласия общества на отчуждение акций третьим лицам иным образом, чем продажа.

В этом случае согласие ЗАО считается полученным, если в течение срока, установленного его уставом, получено письменное согласие всех акционеров общества либо не получено письменного отказа ни от одного из них.

Исходя из изложенного можно сделать вывод, что законодатель считает недопустимым другие ограничения по «отчуждению акций иным способом, чем продажа», по сравнению с изложенными в Законе. Т.е.

если речь идет о дарении акций, спонсорской помощи, вкладе акций в уставный фонд коммерческих организаций, их мене, то в этом случае право преимущественной покупки акционеров не действует, а присутствует исключительно возможность указания в уставе на запрет со стороны общества на «отчуждение акций иным образом».

Мы, безусловно, солидаризируемся с законодателем в части безвозмездных форм отчуждения (например, дарения или спонсорской помощи), считая, что на такие случаи не распространяется право преимущественной покупки.

Однако, по нашему мнению, в отношении мены вполне была бы допустима аналогия со ст.253 ГК.

В соответствии с данной статьей при отчуждении доли в праве общей собственности по договору мены на указанные отношения распространяется преимущественное право покупки доли. Т.е.

сособственники в случае, если один из них отчуждает свою долю в праве общей собственности путем ее обмена на какую-либо вещь или иное имущественное право, также могут воспользоваться своим преимущественным правом и предложить сособственнику, отчуждающему долю, такую же вещь или такое же имущественное право, которые предлагают ему в обмен на долю третьи лица.

При этом однако необходимо учитывать, что если взамен доли предлагается индивидуально определенная вещь или индивидуализированное право, то реально ни один из сособственников не сможет воспользоваться своим преимущественным правом на приобретение доли, так как у него нет соответствующей индивидуально определенной вещи или имущественного права.

Например, если доля в праве собственности обменивалась на определенное здание, то, конечно же, формально сособственник, отчуждающий таким образом свою долю, должен был ее предложить иным сособственникам, а те, естественно, от нее бы отказались, так как у них нет указанного здания.

Хотя, если для них очень важно приобрести указанную долю, то гипотетически возможно, что они приобретут соответствующее здание, а коль так, то предложение реализовать им свое преимущественное право перестает быть формальным, однако реально представить себе такую ситуацию достаточно сложно.

А вот если речь идет об обмене доли на вещи, определяемые родовыми признаками, то, по нашему мнению, безусловно, возможно приобретение иными сособственниками указанных вещей для реализации своего преимущественного права.

То есть в последнем случае сособственник, который заинтересован в доле, может приобрести у иных лиц вещи, определяемые родовыми признаками, например, 50 тонн сахара соответствующего сорта, и предложить вместо третьего лица сособственнику, отчуждающему свою долю, указанный сахар.

Причем нельзя не отметить, что нарушение преимущественного права и в рассматриваемой ситуации, т. е. неуведомление сособственника о его возможности приобретения доли путем предоставления взамен определенной вещи или имущественного права, влечет за собой те же последствия, что и нарушение права преимущественной покупки доли, т. е.

дает возможность такому сособственнику в трехмесячный срок обратиться в суд и перевести на себя права и обязанности стороны по определенному договору, но лишь в той ситуации, когда у сособственника есть реальная возможность исполнить договор, т. е.

он либо имеет ту вещь или право, которое необходимо обменять на долю, либо имеет возможность приобрести указанные объекты гражданского права для их последующего обмена на долю.

До вступления в силу Закона считалось вполне допустимым и правильным распространение аналогии п. 5 ст. 253 ГК на отчуждение акций ЗАО по договору мены и даже шире в рамках всех меноподобных сделок. Т.е.

в ситуации, когда акции обменивались, например, на результат работы или на услугу, или на исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности, или на охраняемую информацию, а кроме того, на внесение акций в качестве вклада в уставный фонд коммерческой организации.

Однако с момента вступления в силу Закона, который напрямую регулирует рассматриваемые отношения, необходимости в применении аналогии нет.

Поскольку Закон предусматривает, что только общество, и то только если это напрямую указано в уставе, может путем отказа в даче согласия на отчуждение акций иным образом, чем продажа, не допустить указанные действия, то невозможно предусмотреть ни преимущественные права акционеров в рамках подобных форм отчуждения; ни иной способ дачи согласия (или отказа в нем) по сравнению с указанным в Законе. Т.е. рассматриваемый вопрос не может быть предан в компетенцию ни общего собрания участников, ни наблюдательного совета (совета директоров), ни тем более исполнительного органа общества.

Исходя из изложенного в случае, если в уставе ЗАО будет предусмотрено, что акционер вправе подарить, безвозмездно передать в рамках спонсорского договора, обменять, внести вклад в уставный фонд или иным образом совершить сделку, связанную с отчуждением акций (не являющуюся при этом договором купли-продажи) исключительно с согласия акционерного общества и при этом хотя бы один из акционеров не согласится на совершение указанным акционером описываемых сделок, то такие сделки совершены быть не могут. То есть исходя из Закона и базируясь на положениях устава, акционеры могут запретить иному акционеру подарить свои акции даже своему близкому родственнику, например, матери или супругу(е). И это будет полностью соответствовать Закону, так как законодатель рассматривает согласие ЗАО исключительно как согласие всех его акционеров и требует, чтобы они либо письменно одобрили подобную форму отчуждения акций, либо письменно не признали возможность реализации такой формы, либо «промолчали», но в этом случае будет считаться, что они согласились с отчуждением акций в рассматриваемой форме.

В качестве вывода по рассматриваемому положению Закона хотелось бы подчеркнуть, что, на наш взгляд, безусловно, не совсем логично, разрешая отчуждать акции «за деньги» третьим лицам, не давать такой возможности в рамках сделок без использования денежных средств.

Законодатель предусматривает возможность реализовать преимущественное право акционера на приобретение акций за деньги, а также реализовать право акционера на отчуждение акций за деньги. Однако законодатель фактически дает возможность «прекратить право» акционера на отчуждение акций при отсутствии денег, т.к.

стоит хотя бы одному из акционеров не дать свое согласие на подобную форму отчуждения акций и акционер этого сделать будет не вправе, а какого-либо способа совершить в этом случае сделку по отчуждению акций законодатель не предусматривает.

Таким образом, складывается ситуация, что при определенных условиях совершить сделку по отчуждению своих акций, иначе, чем путем их продажи, не представляется возможным.

При этом, конечно же, можно понять и законодателя, который таким образом ставит заслон перед теми акционерами, которые, желая обойти право преимущественной покупки иными акционерами, используют иную форму отчуждения по сравнению с куплей-продажей.

Однако, конечно же, необходимо помнить и то, что если устав ЗАО не предусматривает рассматриваемое ограничение, то в соответствующем ЗАО отчуждение акций третьим лицам иным образом, чем продажа, будет возможным, причем это можно будет осуществить свободно.

Ян ФУНК,

председатель Международного арбитражного суда при БелТПП кандидат юридических наук, доцент

Источник: https://neg.by/novosti/otkrytj/akcii-zao--otchuzhdenie-inym-chem-prodazha-sposobom-9076

Особенности отчуждения акций по устной сделке

Отчуждение акций это

9 июля Арбитражный суд Московского округа вынес постановление по делу № А40-169343/2018, о котором «АГ» ранее писала. Данное постановление заставило по-новому взглянуть на устоявшуюся, казалось бы, в научной доктрине и повсеместно используемую в практике конструкцию устной сделки.

Исковая давность по устному ДКП исчисляется с момента возникновения обязательства по оплатеАрбитражный суд решил, что такое правило применимо, когда истец не может доказать согласование сторонами устного договора условия о сроке его исполнения

Сделки, совершаемые в устной форме, как правило, затрагивают отношения мелкого бытового обмена между гражданами, однако в рассматриваемом случае истец пытался доказать отчуждение 50 обыкновенных именных акций компании на основании устной сделки купли-продажи.

Особый интерес к данному делу продиктован также тем, что сделка была заключена около 10 лет назад, в условиях иного правового климата. В связи с этим весьма любопытно рассмотреть ее сквозь призму современного правового регулирования обязательственного права, которое кардинально изменилось после вступления в силу блока поправок в ч. 1 ГК РФ.

Как следует из судебных актов, хронология событий включала:

  • заключение соглашения от 25 марта 2011 г., по условиям которого Владимир Бетелин после завершения работ по первому этапу обязался продать Александру Ставицкому часть акций ОАО КБ «Корунд-М» (размер и цена пакета определялись отдельным соглашением);
  • согласование сторонами количества передаваемых акций;
  • составление Бетелиным передаточного распоряжения и открытие Ставицкому лицевого счета, для чего тот должен был предоставить необходимые документы и надлежаще заполненную анкету зарегистрированного лица.

Из изложенного можно сделать вывод, что доводы истца об исключительно устном характере сделки не соответствуют доказательствам, представленным в материалы дела.

Передача акций сопровождается действиями со стороны как продавца, так и покупателя.

К обязанностям продавца в рамках данных правоотношений относятся, во-первых, согласование с покупателем предмета договора (количества передаваемых акций), во-вторых – направление регистратору передаточного распоряжения.

Покупатель, в свою очередь, обязуется заполнить и направить регистратору анкету зарегистрированного лица для открытия лицевого счета.

Договор, как следует из п. 2 ст. 432 ГК РФ, заключается посредством направления оферты одной из сторон и ее акцепта другой стороной.

В рассматриваемой ситуации офертой со стороны продавца было направление регистратору передаточного распоряжения, позволяющего определить и количество отчуждаемых акций, и адресата предложения, а акцептом со стороны покупателя – заполнение и направление регистратору анкеты зарегистрированного лица об открытии лицевого счета.

И оферта, и акцепт, как следует из судебных актов, были совершены в простой письменной форме, что позволяет прийти к заключению о наличии между сторонами договорных отношений по передаче акций и невозможности квалификации договора как совершенного исключительно в устной форме.

Кроме того, в современных правовых реалиях соглашение, подписанное сторонами 25 марта 2011 г., с небольшими модификациями можно признать соглашением о предоставлении опциона на заключение договора по модели put (put option).

Так, при включении в данное соглашение условий о предмете опциона необходимо было бы признать, что Бетелин представил в адрес Ставицкого безотзывную оферту на заключение в будущем договора купли-продажи акций.

При этом в текст соглашения, как вытекает из судебных актов, уже было включено отлагательное потестативное условие – необходимость завершения работ по первому этапу, поскольку именно выполнение работ, зависящее от Ставицкого, позволяет ему приобрести ценные бумаги общества.

Следовательно, при направлении Ставицким акцепта в адрес Бетелина с документами, подтверждающими завершение первого этапа работ, договор считался бы заключенным в простой письменной форме.

Судебными актами затронут также вопрос об исчислении срока исковой давности в ситуации, когда сторонами договора не было согласовано условие о сроке оплаты отчуждаемых акций.

Отмечу, что судебные акты первой и кассационной инстанций радикально отличаются от решения суда апелляционной инстанции.

В частности, две названные инстанции (первая и кассационная) признали пропуск истцом срока исковой давности, в то время как апелляция сочла, что он не был пропущен.

В данном случае можно утверждать, что истец как продавец по договору купли-продажи надлежащим образом исполнил свои обязательства по передаче ценных бумаг, поскольку материалами дела установлено, что он передал покупателю определенное количество акций. Данное обстоятельство не оспаривалось сторонами и подтверждалось копиями журнала учета входящих документов и регистрационного журнала, где имелись ссылка на передаточное распоряжение и договор купли-продажи.

Правовая природа договора купли-продажи указывает на возмездный характер сделки, что вытекает из положений п. 2 ст. 454 ГК РФ. Таким образом, при условии надлежащего исполнения продавцом обязательств по передаче товара (акций) у него по отношению к покупателю возникает право требования встречного предоставления.

Стоит, на мой взгляд, согласиться с выводами судов первой и кассационной инстанций о пропуске срока исковой давности в связи с тем, что к рассматриваемым отношениям не применимы положения п. 2 ст. 314 ГК РФ, поскольку ст.

486 Кодекса прямо регламентирован порядок оплаты по договору купли-продажи. Если в договоре отсутствует условие о сроке оплаты товара, покупатель обязан оплатить его непосредственно до или после получения (п. 1 ст. 486 ГК РФ), а не в соответствии с п. 2 ст.

314 ГК РФ о сроках исполнения обязательства. В данном случае явно прослеживается единообразие в практике Арбитражного суда Московского округа, поскольку подобная позиция по данному вопросу высказывалась им ранее (постановления от 6 июня 2018 г.

№ Ф05-7744/2018 по делу № А40-217051/2017; от 2 августа 2017 г. № Ф05-10900/2017 по делу № А40-193551/2016).

В пользу уместности применения в данном случае п. 1 ст. 486, а не п. 2 ст. 314 Кодекса относительно срока исполнения требования по оплате товара свидетельствует и то, что отношения между сторонами квалифицированы в рамках договора купли-продажи.

Обязательство по оплате товара покупателем по такому договору до или после получения, если иное не предусмотрено ГК РФ, другим законом, иными правовыми актами или договором купли-продажи и не вытекает из существа обязательства, как уже отмечалось, прямо закреплено в названной норме.

В свою очередь, положения п. 2 ст. 314 распространимы лишь на те обязательства, по которым не предусмотрен срок исполнения, и не содержащие условия, позволяющие определить данный срок, так же, как и в случаях, когда срок исполнения определен моментом востребования.

Кроме того, указанная норма предусмотрена для защиты должника в обязательстве при уклонении кредитора от принятия исполнения. На это, в частности, обратил внимание Верховный Суд РФ в п. 23, 24 Постановления Пленума от 22 ноября 2016 г.

№ 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении».

Таким образом, применение п. 2 ст. 314 ГК РФ в рассматриваемом случае невозможно еще и потому, что норма п. 1 ст. 486 Кодекса касается ситуаций, когда одна сторона приняла исполнение (получила товар), а другая еще не приступила к встречному предоставлению. В связи с этим отмечу, что положения п. 2 ст.

314 ГК РФ применимы для непоименованных сделок или тех, в которых законом или договором не конкретизирован порядок исполнения обязательства (постановления Арбитражного суда Московского округа от 30 апреля 2019 г. № Ф05-5076/2019 по делу № А40-2673/18; от 25 апреля 2019 г. № Ф05-5210/2019 по делу № А40-89805/18; Определение ВС РФ от 3 февраля 2017 г.

№ 305-ЭС16-20496 по делу № А40-56254/2015).

Отдельно остановлюсь на неоднозначно разрешаемой процессуальной проблеме, возникающей в данном случае. Арбитражный суд Московского округа выступает в качестве суда кассационной инстанции, полномочия которого определены ст. 286, 287 АПК РФ.

Фактически вопрос о соблюдении срока исковой давности непосредственно связан с оценкой фактических обстоятельств дела, что неоднократно отмечали суды высших инстанций (определения Конституционного Суда РФ от 20 октября 2011 г. № 1442-О-О; от 25 января 2012 г. № 183-О-О; от 16 февраля 2012 г.

№ 314-О-О; от 29 мая 2012 г. № 899-О; определение ВС РФ от 25 июля 2016 г. № 310-ЭС16-7879).

Рассматривала ли вопрос о пропуске срока исковой давности кассационная инстанция, неясно. Полагаю, что он непосредственно связан с оценкой правильности применения норм материального права – а именно, ст. 486 вместо ст. 314 ГК РФ. Учитывая, что согласно ч.

1 ст. 286 АПК РФ в пределы рассмотрения арбитражным судом кассационной инстанции входит проверка законности актов, принятых первой и апелляционной инстанциями, рассмотрение данного вопроса Арбитражным судом Московского округа было обоснованным и правомерным.

Несмотря на то что в рассматриваемом случае говорить об исключительно устном характере сделки невозможно, представляется важной тема правомерности заключения устного договора об отчуждении акций. Так, в связи с тем, что между сторонами фактически сложились отношения купли-продажи акций, стоит опираться на положения п. 1 ст.

432 (об условиях, когда договор может считаться заключенным) и п. 3 ст. 455 ГК РФ (условие договора купли-продажи о товаре считается согласованным, если договор позволяет определить наименование и количество товара).

При этом следует учитывать особый характер объекта договора, в отношении которого действуют специальные правила регистрации, установленные Федеральным законом «О рынке ценных бумаг».

Законодательство не запрещает отчуждение ценных бумаг на основании устной сделки, но – при соблюдении ограничений общего характера, предусмотренных ст. 158–161 ГК РФ.

На практике нередко встречаются случаи, когда суды признают надлежащий характер формы сделки по отчуждению акций в устной форме при условии соблюдения порядка регистрации перехода акций к другому владельцу (постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 29 ноября 2010 г. по делу № А15-2690/2009; от 30 марта 2018 г. № Ф08-1733/2018 по делу № А22-1431/2016).

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/osobennosti-otchuzhdeniya-aktsiy-po-ustnoy-sdelke/

Акционерное общество как корпорация

Отчуждение акций это

Акционерное общество -это основная организационная форма современных крупных капиталистических предприятий (хозяйственных обществ) во всём мире. Акционерное общество является коммерческой организацией, учредители которой связаны между собой объединенными капиталами.

Акционерная форма позволяет привлечь в одно предприятие капиталы многих лиц, причем, даже тех, которые сами не могут в силу разных причин заниматься предпринимательской деятельностью.

На сегодняшний день акционерная форма собственности является господствующей в экономике развитых стран, поскольку крупный бизнес трудно, а подчас и невозможно, вести на основе только личного капитала предпринимателя.

Правовое положение акционерных обществ в России определяется ГК РФ (ст. 96—104) и принятым в соответствии с ним Законом об акционерных обществах.

Отличительной особенностью акционерного общества является то, что капитал акционерного общества формируется учредителями путем выпуска и продажи (или, как еще говорят, размещения) акций, а также в случае необходимости увеличения размера капитала общество может запустить выпуск своих облигаций.

Акционеры несут ответственность по обязательствам предприятия лишь в размере капитала, вложенного в акции, то есть, если предприятие обанкротилось, владелец акций теряет только сумму капитала, на которую он приобрел ценные бумаги.

Акционерное общество — единственная форма осуществления предпринимательской деятельности, которой разрешено выпускать ценные бумаги — акции. Никакое иное хозяйственное общество, ни тем более товарищество или производственный кооператив акции выпускать не могут.

Акция определяется как эмиссионная ценная бумага, закрепляющая права ее владельца (акционера) на получение части прибыли акционерного общества в виде дивидендов, на участие в управлении акционерным обществом и на часть имущества, остающегося после его ликвидации. Акция является именной бездокументарной ценной бумагой.

При учреждении АО все его акции должны быть размещены среди учредителей.

АО может размещать как обыкновенные акции, так и привилегированные.

Обыкновенные акции

Держатели обыкновенных акций могут рассчитывать на:

  • Право голоса при управлении в совете директоров. Но для частных инвесторов, владеющих достаточно скромным портфелем,  этот параметр не так важен.
  • Право на получение дивидендов. Решения о выплате и его размере принимает совет директоров на основании полученной прибыли, текущего финансового положения компании и дальнейших планов по развитию компании. Решение может быть как положительным, так и отрицательным.
  • Получение части стоимости компании при ее ликвидации.

По российскому законодательству — доля привилегированных акций в уставном капитале не должна превышать 25% от всего выпуска.

Большинство инвесторов, покупая обычные акции надеются именно на их дальнейший рост в будущем. А получение дивидендов — это своего рода дополнительный бонус.

Но всегда можно найти компании, которые выплачивают по обыкновенным акциям неплохие дивиденды. В некоторых случаях даже больше, чем приносят привилегированные акции других компаний.

Привилегированные акции

Из недостатков — владельцы не имеют право голоса в управлении компании. Из достоинств — владельцы привилегированных акций имеют первоочередное право на получение денежных выплат при банкротстве компании среди акционеров.

Но это не главное. В отличие от обыкновенных, привилегированные акции дают право на получение постоянных дивидендов. В течении всего времени, пока компания работает, инвесторы получают прибыль.

Размер определяется многими параметрами. Основание зафиксировано в уставе предприятия. Владельцы префов (так называют привилегированные акции) имеют первоочередное право на получение дивидендов.

Порядок выплат может быть раз в год, полгода, реже раз в квартал.

В уставе Сбербанка зафиксированы дивидендные выплаты в размере 20% от чистой прибыли. Ростелеком после изменения дивидендной политики обещает выплачивать не менее 75% от свободного денежного потока и не менее 45 млрд. рублей направлять на выплаты за 3 года.

Основные черты АО :

1.Участники акционерного общества – акционеры не отвечают по обязательствам общества, но несут риск убытков, связанных с деятельностью общества, в пределах стоимости принадлежащих им акций.

В том случае, когда акционер не полностью оплатил акции, он несет солидарную ответственность по обязательствам общества в пределах неоплаченной части стоимости принадлежащих ему акций.

2.Акционеры свободно отчуждают принадлежащие им акции. Федеральный закон от 26 декабря 1995г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» в редакции от 03 июля 2016 г.

особо подчеркнул, что акционеры вправе отчуждать принадлежащие им акции без согласия других акционеров и общества: «Публичное общество вправе проводить размещение акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в его акции, посредством открытой подписки»(п. 2 ст. 7).

3.Признаком акционерного общества является отделение собственности от управления, что означает наличие органов управления, обособленных, как правило, от самих акционеров.

4.Акционерное общество существует независимо от состава участников, что в зарубежной литературе называется признаком «вечного существования корпорации».

5.Акционерное общество-есть объединение капиталов. Основой для создания общества служит соединение активов, принадлежащих учредителям.

6.По порядку формирования имущественной базы АО относится к корпорациям, поскольку происходит объединение имущества участников в целях последующего ведения предпринимательской деятельности.

Акционерное общество может создаваться и функционировать в рамках любой формы собственности: государственной, муниципальной, частной, при этом собственность самого общества непременно является частной. Безусловно, функционируют АО и в рамках смешанной формы собственности.

7.По организационно-правовой форме АО относятся к числу хозяйственных обществ.

8.Акционерное общество осуществляет все гражданские права и несет обязанности, необходимые для осуществления любого вида деятельности, не запрещенного федеральным законодательством. Поэтому правоспособность акционерного общества может быть ограничена только императивными нормами закона.

9.Отличительная особенность акционерного общества состоит в том, что его уставный капитал составляется из номинальной стоимости акций общества, приобретенных акционерами. При этом номинальная стоимость всех акций общества должна быть одинаковой.

Учредительный документ акционерного общества — Устав.

Он должен содержать сведения:

  • • о полном и сокращенном фирменных наименованиях общества и месте его нахождения;
  • • о количестве, номинальной стоимости, категориях (обыкновенные, привилегированные) акций и типах привилегированных акций, размещаемых обществом;
  • • о правах акционеров — владельцев акций каждой категории (типа);
  • • о размере уставного капитала общества;
  • • о структуре и компетенции органов управления общества и порядке принятия ими решений;
  • • о порядке подготовки и проведения общего собрания акционеров, в том числе перечень вопросов, решение по которым принимается органами управления общества квалифицированным большинством или единогласно;
  • • иные сведения, предусмотренные Законом об акционерных обществах и другими федеральными законами.

Виды акционерного общества

Акционерные общества бывают двух видов: публичные АО и не публичные АО. Разделение по типам – это исключительно внутреннее деление, оно не определяет особенность организационно-правовой формы организации, а лишь отражается в уставе и фирменном наименовании общества

Признаки публичного АО:

– Акционеры могут отчуждать свои акции без согласия других акционеров. Установление преимущественного права АО или акционеров на приобретение отчуждаемых акций не допускается;

– АО имеет право проводить открытую подписку на акции и их свободную продажу;

– АО вправе проводить закрытую подписку, если эта возможность не ограничена уставом или правовыми актами РФ;

– Число акционеров не ограничено.

-АО, учредителем которого выступает РФ, или субъект РФ, или муниципальное образование (кроме созданных в процессе приватизации государственных и муниципальных предприятий), может быть только публичным.

Признаки непубличного АО:

– Уставом непубличного общества может быть предусмотрено преимущественное право приобретения его акционерами акций, отчуждаемых по возмездным сделкам другими акционерами, по цене предложения третьему лицу или по цене, которая или порядок определения которой установлены уставом общества.

В случае отчуждения акций по иным, чем договор купли-продажи, сделкам (мена, отступное и другие) преимущественное право приобретения таких акций может быть предусмотрено уставом не публичного общества только по цене, которая или порядок определения которой установлены уставом общества.

Если иное не предусмотрено уставом общества, акционеры пользуются преимущественным правом приобретения отчуждаемых акций пропорционально количеству акций, принадлежащих каждому из них;

– Уставом непубличного общества, предусматривающим преимущественное право его акционеров на приобретение отчуждаемых по возмездным сделкам акций, может быть предусмотрено также преимущественное право не публичного общества на приобретение отчуждаемых акций в случае, если его акционеры не использовали свое преимущественное право;

-Общество не вправе проводить открытую подписку на акции или иным образом предлагать их для приобретения неограниченному кругу лиц;

-Число акционеров не более 50. Если число акционеров непубличного АО превышает 50 человек, оно должно в течение установленного срока преобразоваться в публичное АО.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5da73f47e4f39f00b1e69963/akcionernoe-obscestvo-kak-korporaciia-5db06cbb1ee34f00ae0fec11

Отчуждение акций

Отчуждение акций это

Порядок отчуждения акций зависит как от вида акций, так и от вида акционерного общества. В ряде правопорядков (например, в Австрии, Канаде, Аргентине) допускается отчуждение именных акций путем индоссирования.По-разному решается вопрос о допустимости ограничения права на отчуждение акций.

Такие ограничения могут состоять в наделении акционеров преимущественным правом приобретения отчуждаемых акций или в требовании получения разрешения каких-либо органов общества на отчуждение акций. В Японии некоторые корпорации закрепляют в своих уставах правила, предписывающие акционерам, желающим продать свои акции, получить согласие совета директоров.

Совет директоров может как разрешить продать акции лицу, избранному акционером, так и в течение двух недель самостоятельно определить лицо, которому должны быть проданы акции. При пропуске советом директоров этого срока разрешение считается автоматически полученным.

Достаточно распространено включение в акционерное законодательство положения о том, что акционеры имеют преимущественное право приобретения новых размещаемых акций пропорционально количеству принадлежащих им голосующих акций.

Однако большинство акционерных законов допускает принятие собранием акционеров решения о неприменении этого правила (обычно такое решение требует квалифицированного большинства , исключением являются Нидерланды и Испания).

По законам ряда стран для такого решения должны быть достаточные основания (в Австрии — объективные причины, в Финляндии — веские экономические основания, в Испании — интересы компании), а значит, у акционеров, интересы которых ущемляются таким решением, появляются основания оспорить его в суде по мотиву необоснованности.

Особенно строго проверяют обоснованность решений о неприменении преимущественного права приобретения новых акций суды Германии .
См.: Protection of minority shareholders. P. 89.Законодательно в отношении акционерных обществ, осуществляющих деятельность в определенных сферах, могут устанавливаться ограничения на отчуждение акций иностранным лицам.

В отсутствие законодательных запретов и ограничений или в дополнение к ним такие ограничения могут вводиться учредительными документами общества.Большинство акционерных законов в определенных обстоятельствах признает за акционерами право требовать выкупа принадлежащих им акций и устанавливает порядок его осуществления.

Если значительная доля акций компании (90% — в Бельгии, Финляндии, Ирландии, Португалии, Швеции, 80% — в Ирландии) приобретается одним лицом, мелкие акционеры обычно получают право требовать у этого лица выкупа принадлежащих им акций.

Чтобы оградить мелких акционеров от возможных злоупотреблений, законодательство признает за ними при определенных обстоятельствах право продать свои акции по справедливой цене.

В соответствии с Модельным законом о предпринимательских корпорациях в США к таким обстоятельствам, в частности, отнесены принятие плана слияния корпорации, отчуждение всего или значительной части имущества корпорации, если такая сделка выходит за рамки обычного ведения дел, внесение некоторых изменений в устав.

Не во всех штатах законодательство о корпорациях полностью воспроизводит эти положения модельного закона, но право на продажу акций по справедливой цене в случае слияния компаний признают практически все штаты.

Справедливая цена обычно определяется в законодательстве как цена акций непосредственно перед выполнением решения, против которого акционер возражает, без учета изменения цены из-за этого решения .
См.: Wertheimer B.W. The shareholder’s appraisal remedy and how courts determine fair value // Duke law j. Durham, 1998. Vol. 47. N 4. P. 613 — 715.

Известны и случаи формулирования отчуждения акций как обязанности, а не как права акционеров. Так, по американскому праву могут выпускаться «акции с правом выкупа», которые корпорация при наступлении определенных условий на основании решения общего собрания, принятого квалифицированным большинством , вправе выкупить у своих акционеров .
Подробнее см.

: Гражданское и торговое право зарубежных стран: Учебное пособие / Под ред. В.В. Безбаха и В.К. Пучинского. М., 2004. С. 170 — 171.
В середине 90-х гг. XX в. предметом рассмотрения множества судебных инстанций Австралии стало дело WPC limited v. Gambotto a. Annor. Оспаривалось решение общего собрания акционеров о внесении в устав общества положения, уполномочивающего любого акционера, владеющего более чем 90% акций, в принудительном порядке выкупать акции у остальных акционеров. Первая инстанция признала решение неправомерным. Апелляционный суд постановил, что права акционеров не были нарушены, поскольку им предлагалось продать свои акции по цене, превышающей рыночную. Суд отметил, что, если бы условия о принудительном выкупе были с самого начала включены в устав корпорации, вряд ли кто-то счел бы возможным их оспорить . И наконец, Высокий суд Австралии в 1995 г. признал такое положение устава незаконным .
См.: Elliot E. WPC limited v. Gambotto a. Annor: expropriation of minority shareholding is not malum in se // Melbourne univ. law rev. Melbourne, 1994. Vol. 19. N 3. P. 776 — 783.
См.: Hill J. Visions and revisions of shareholders // Amer j. of comparative law. Berkeley, 2000. Vol. 48. N 1. P. 64.

Источник: http://oprave.ru/?p=41529

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.